Философия любви в романе Владимира Набокова «Лолита»

Трoицкий писaл: «Этo мeтaфизичeскoe eдинeниe мужчины и жeнщины eсть тaинствo, пoскoльку oнo прeвышaeт кaтeгoрии нaшeгo рaзумa и мoжeт быть пoяснeнo лишь сoпoстaвлeниe этoгo тaинствa с тaинствoм Прeсвятoй Трoицы и дoгмaтoм Цeркви, a псиxoлoгичeски этo являeтся истoчникoм тaкиx чувств брaчующиxся, кoтoрыe пo сaмoму свoeму xaрaктeру исключaют вoпрoс o цeляx брaкa внe eгo сaмoгo, ибo эти чувствa eсть чувствa удoвлeтвoрeннoй любви, a пoтoму пoлнoты и блaжeнствa»[25]. Вoскрeсшaя любoвь Гумбeртa Г. И тo и другoe oдинaкoвo мeртвeннo, ибo нe пoзвoляeт чeлoвeку рaскрыть свoю индивидуaльнoсть, рeaлизoвaть свoe бoжeствeннoe, дуxoвнo-мистичeскoe нaчaлo, a пoтoму нeизмeннo влeчeт к смeрти. [31] Бeрдяeв Н.A. Пo мeрe рaзвития любви личнoй, в душe гeрoя нaрaстaeт любoвь-жaлoсть к нeсчaстнoму зaмучeннoму дeтeнышу — в пoлнoм сooтвeтствии с кoнцeпциeй Н. Мeрeжкoвский или З. «Бoжeствeннoe» и «дeмoничeскoe». С.70. Чaстo гoвoрят, чтo в финaлe «Лoлиты» свeршaeтся нрaвствeннoe прoсвeтлeниe, вoзрoждeниe Гумбeртa Г. Смысл любви. Сeмья кaк рeлигия (Гр. Лeкции пo русскoй литeрaтурe. Oтнoшeниe мeжду любoвью эрoтичeскoй и любoвью кaритaтивнoй, мeжду любoвью вoсxoдящeй, притяжeниeм крaсoты и высoты, и любoвью нисxoдящeй, притяжeниeм стрaдaния и гoря в низмeннoм мирe, eсть oгрoмнaя и труднaя тeмa»[32]. Вoт тoгдa-тo Гумбeрт Г. Сoлoвьeв, — eму нeoбxoдимo прoтивoпoстaвить тaкую жe кoнкрeтнo-oпрeдeлeнную и всe нaшe сущeствo прoникaющую, всe в нем захватывающую любовь»[17]. В фокусе проблематики «Лолиты» – комплекс кар­ди­нальных вопросов человеческого духа, поставленных перед человечеством создателем образом Свидригайлова и Ставрогина. Эротические эмоции вызывают у героя только «нимфетки»: девочки в возрастном диапазоне от 9 до 14 лет. С.138. В истинной любви, как писал Н. И эта смерть души Лолиты материализуется у Набокова в образе ее мертвой семейной жизни. [16] Бердяев Н.А. «Любовь определяет и опознает личность, все незаменимо индивидуальное, — писал Н. С.71. Соловьева, В. Размышление об Эросе. Эротическое чувство Гумберта направлено на обобщенную девочку, на «нимфетку» вообще. Такая любовь имеет выход в бессмертие. [25] Троицкий С.В. Тело, лишенное воли и самосознания и даже жизни, есть не что иное, как труп. Вместе с тем в решении темы «нимфетства» Набоков наследует этико-философскую традицию русской литературы XIX в., осмысливая проблему в той же системе экзистенциально-нравствен­ных координат, что и русские художники слова, в частности До­стоев­ский. Но к ним герой Набокова всегда относился весьма скептически, и они его никогда особенно не тяготили. [26] Бердяев Н.А. Так возникает в романе сияющий образ Долорес Гейз — прекрасной, юной, изящной, талантливой, умненькой и деликатной … Но этот образ божественной и несостоявшейся Лолиты существует только в любящем воображении Гумберта Г. 2005. Это, бесспорно, самое известное творение набоковского гения. В «Крейцеровой сонате», в «Дьяволе», а затем в публицистических выступлениях на эту тему он объявил войну половой любви[3]. Вл. Больше того, она ждет ребенка. И трагедия Гумберта Г. Для нёго оно было идеальной нормой, две фазы которой он воссоздал в своем художественном творчестве: влюбленность — в «Даре», и супружеское счастье — в «Бледном пламени». Соловьев, — истинная духовность есть ее перерождение, спасение, воскресение»[13]. «Сексуальное влечение само по себе, — писал Н. «Крейцерова соната», 1890. С.28. и начинает осознавать себя несчастным зверем, заключенным в клетке своих физиологических пристрастий. С.65. И с озлоблением, как будто со страстью, бросается на это тело, и тащит, и режет его; так и он покрывал поцелуями ее лицо и плечи» (Л.Т.;8.167). Гершензон, — потому что любовь – орудие важнейшего для людей познания о мире – целостного познания»[18]. Во многом поэтому он склонен воспринимать отношения Гумберта Г. [19] Бердяев Н.А. Однако в мире Набокова действуют весьма четкие и при этом живые нормы этики. «Любовь, — писал П. В сознании русских философов она рождалась в противостоянии как рациональному морализму, с одной стороны, так и официальной церковной этике, с другой. и философской мысли начала ХХ в. Любовь только физическая убивает, причем не только сам предмет любви, но и того, кто любит. С.70. [11] Бердяев Н.А. Соловьев писал: «Видеть смысл половой любви в целесообразности деторождения – значит признавать этот смысл только там, где самой любви вовсе нет, а где она есть, отнимать у нее всякий смысл и всякое оправдание. Бердяева, я думаю, вполне мог бы подписаться Набоков. А как следует понимать рассказ Набокова о первой пульсации «Лолиты» в его творческом воображении? О рабстве и свободе человека … С.311. [34] Ibid. Столп и утверждение Истины // Русский Эрос, или Философия любви в России. С другой стороны, не случайно, что «грех человека, грехопадение, — как писал В. Т.2. «Настоящая любовь – редкий цветок»[35], — с горечью замечал Н. В жизни пола есть безжалостность в отношении к человеку, есть согласие отказаться от чисто человеческого»[28]. О писательстве и писателях. Сексуальность носит безличный характер, эротика же носит личный характер, в этом огромность разницы»[31]. Лев Толстой // Набоков В.В. Англоязычные произведения писателя цитируются по этому изданию с пометой Н. [3] См.: Толстой Л.Н. Метафизика пола и любви. Соло­вьевым и в развитие идей Платона (диалоги «Пир» и «Федр») противопоставляли Афродиту небесную, восходящую, то есть любовь личностную — Афродите нисходящей, общей, популярной и общедоступной, то есть родовому половому инстинкту. О рабстве и свободе человека … С.311. Трагедия набоковского героя в том, что заложенное в него безличной природой половое влечение победило его любовь. «Любовь, — писал Н. Троицкий, а тем более В. Смысл любви. Так что прозрение Гумберта Г. Поэтому Гумберт Г. Но эротическое чувство Гумберта Г. Естественно, что, зная истинную гармонию в любви, Набоков столь остро ощущал ее дисгармонию. По остроумному замечанию З. Но необходима новая этика Эроса. О рождении новой религии семьи говорил В. и философской мысли начала ХХ в., воплотил сугубо русское понимание проблем любви. и Лолиты для него — пример такой вопиющей и трагической дисгармонии. [15] Соловьев В.С. демонскую)» (Н.;2.26). Началось ″жестокое сладострастие″»[24]. Набоков последовательно и очень убедительно высмеивает ханжество и мертвенность традиционной морали. [4] См.: Розанов В.В. Причем если физиологическое влечение создает губительные для человека эротические иллюзии («Влюбленному Ивану Марья представляется красавицей, в то время как все видят, что она уродлива»[19]), то посредством любви свершается «духовно-физический процесс восстановления образа Божия в материальном человечестве»[20]. Проблема Гумберта Г. М., 1978-1985. Флоренского, А. Толстого. И Набоков, будучи истинно русским писателем, прекрасно понимал нераздельность свободной воли и ответственности личности. «Прелюдия к Шопену», 1890) // Русский Эрос, или Философия любви в России. Смысл любви // Русский Эрос, или Философия любви в России. Легальная любовь есть любовь умершая. С.234-236. [20] Соловьев В.С. Бердяев, — человек как бы перестает быть личностью, превращаясь в функцию безличного полового процесса. Очевидно, что не о конкретной тюремной решетке, так как Гумберт Г. В художественном мире русских писателей XIX в. Удивительно, однако, что этот великий роман ХХ в. [8] Соловьев В.С. Жураковский, и С. Так рождается таинство (не обряд) христианского брака. Однако если проследить историю Гумберта Г. Имея в виду при этом полное, духовно-телесное, соединение двоих в одно существо. Она «имеет собственно безотносительную ценность для нашей личной жизни»[15]. В их фактуре?»[23]. «Нимфетка» — это девочка, хорошенькая или не очень, но такая, которая обнаруживает «истинную свою сущность — сущность не человеческую, а нимфическую (т.е. Истинная любовь, в противоположность любви физиологической, родовой, потому и может быть духовно-плотской, а не только плотской, что она — любовь личностная, индивидуальная, а следовательно, соединение любящих свершается здесь не только на физическом, но и на душевно-духовном уровне. Метафизика пола и любви // Русский Эрос, или Философия любви в России. С.75. Любовь – как «избирательное сродство», говоря словами Гете, — только такая «любовь есть самостоятельное благо». Смысл любви. Соловьева, В. Половая любовь как продолжение рода способна лишь воспроизводить смертность.   Studia Slavica Hungarica, Bu­da­pest. С.7. д., то есть некую часть целого личности человека – это такой же любовный фетишизм, как вожделение к отдельных предметам его туалета. Толстой. Толстой, — чувствовал то, что должен чувствовать убийца, когда видит тело, лишенное им жизни. Религиозно-мистический срез русской философии Эроса Набокову был очевидно чужд. С.57. implicit и explicit романа воплощают «опорные точки» концепции любви, как ее понимали русские философы ХХ в.: «обожение» плоти и, как следствие, выход в бессмертие. Если в любви физиологической, как и в социально-общественной личность любящего и любимого дробится, а тем самым в метафизическом смысле и уничтожается, то в любви личностной, то есть любви ко всему целому любимого восстанавливается душа, индивидуальность: любящего – в любимом и наоборот. В обоих случаях грубо попирается принцип свободной воли личности, ибо с нее, по существу, снимается ответственность за содеянное. Злочевская в своей статье показывает, что «Американский роман» Владимира Набокова «Лолита», возникнув в точке пересечения традиций русской литературы XIX в. Смысл любви. Но главным результатом стало, по-види­мому, то, что русские мыслители, как светские философы, так и богословы, были поставлены перед необходимостью, отказавшись от представлений традиционных, более глубоко осмыслить про­блему пола и выработать новые принципы этико-религиозного отношения к ней. Перед нами Лолита — красивая молодая самка, вполне благополучная в своей семейной жизни. И в финале «Лолиты» мы видит поразительную по своей глубине художественную реализацию этической позиции русских философов в отношении физиологической любви и официального брака. Рождение детей в этом случае также ни в коей мере не преодолевает смертность, а лишь продолжает воспроизведение человека смертного, а следовательно, лишь продолжает дурную бесконечность. [14] Бердяев Н.А. — «в обособленном мире абсолютного зла» (Н.;2. соч. умер в больничной палате. Нормы общепринятой морали в романе Набокова явно не работают. Набоков написал роман, в котором глубоко исследовал проблему греховной любви, одну из величайших проблем человеческой жизни, во всей ее сложности. и Лолиты под углом зрения взаимодействия в ней Эроса общего, нисходящего и Эроса личного, восходящего, то нам откроется смысл и внутренняя логика развития сюжета этой великой любовной истории ХХ в. Бердяев, — и утверждает на вечность, в этом ее смысл»[16]. Роман В. Семнадцатилетняя Лолита, беременная и преждевременно созревшая, не вызывает у него полового влечения. Отрицая любовь физиологическую, родовую, русские философы отнюдь не противопоставляли ей, в качестве положительной альтернативы, любовь идеальную, абстрактно-мистиче­скую. Американский роман Набокова «Лолита», как это ни парадоксально, возникнув в точке пересечения традиций русской литературы XIX в. Было что-то ужасное и отвратительное в воспоминаниях о том, за что было заплачено этою страшною ценой стыда … Но, несмотря на весь ужас убийцы перед телом убитого, надо резать на куски, прятать это тело, надо пользоваться тем, что убийца приобрел убийством. Л.Н. Бердяев, утверждая: «Есть сладострастие плоти и сладострастие духа … само сладострастие может быть разное: может быть дурное и уродливое, может быть хорошее и прекрасное … Сладострастное томление есть, быть может, корень жажды победить в мире разделение, непроходимость граней между людьми, есть мистическое предчувствие блаженства всеобщего слияния в Боге … индивидуализированная любовь, Богом указанное избрание, с великим трудом побеждает природу и подготавливает ее преображение»[14]. Но у Набокова эта вполне «счастливая» семья – мертвая семья, а Лолита – мертвая женщина. Бердяев, — всегда нелегальна. Бердяев, — всегда враждебны личности, лицу человеческому, всегда погашают личность в стихии природной и социальной необходимости»[11]. С.54. Подобно тени, он следует за Лолитой настоящей — бедной девочкой «со злыми глазами» (Н.;2.227), вульгарным подростком, который обожает много и вкусно поесть, погружен в пошлые комиксы и журнальчики и жаждет всех низкопробных удовольствий, предлагаемых масскультурой. И главный из них: как соотносятся категории греха и свободной воли человека?[37] Современное искусство знает, в сущности, два варианта отношения к греху: или оправдать преступление, доказав его правомерность и даже моральную неизбежность, или безжалостно осудить преступника, изобразив его исчадьем ада, маньяком. Размышление об Эросе // Бердяев Н.А. [10] Бердяев Н.А. Ибо она уже не способна любить. и Лолиты как историю великой любви: не находя в романе отрицания дидактико-мо­ра­ли­за­торского, читатель склонен думать, что его нет вообще. Соловьев). «В отличие от западных философов русские мыслители начала века, — отмечает современный автор, — … обращаясь к потаенным вопросам пола, связывали сексуальную энергию человека не только с продолжением рода, но и с пониманием духовной культуры человека – с религией, художественным творчеством, с поиском новых нравственных ценностей. С.71. С.44. Идеал любви, когда физическое, душевное и духовное находятся в гармоническом единстве, Набоков видел в отношениях Кити и Левина у Л. [37] Подробнее об этом см.: Злочевская А.В. В процессе личностной любви происходит взаимное постижение любящими божественного начала друг в друге, а следовательно, их духовное восхождение к Богу. А.В. С.257,260. Розанов: «Нет высшей красоты религии, нежели религия семьи … если столь очевидно религия льется из плотских отношений, то и обратно – нет ли религиозности в самих плотских отношениях? «Социально-нравственный закон и его основная объективация – семья – вводят животную природу человека в границы, необходимые для родового прогресса, они упорядочивают смертную жизнь, — доказывал Вл. М., 1991. «Семья и собственность, тесно между собою связанные, — утверждал Н. Жураковского, С. Толстой. Любовь есть интимно-личная сфера жизни, в которую общество не смеет вмешиваться»[26], — под этим credo Н. СПб., 1997-1999. Влечение к телу превращает личность в вещь и тем самым убивает ее. Будь то блуд откровенный или прикрытый узаконенными формами официального брака. Художественный мир Владимира Набокова и русская литература XIX века. Роза­нова, Н. Смысл любви. (По поводу главного сюжета Лермонтова) // Розанов В.В. [36] Набоков В. Бердяева, П. М., 2002. «Социальные ограничения прав любви вызывали во мне бурный протест, и в разговорах на эту тему мне случалось приходить в бешенство. Для Набокова порочен не только и даже столько сам по себе возрастной диапазон его сексуального влечения (замечательно, что с этими узаконенными общественной моралью возрастными ограничениями герой справляется весьма успешно, убедительнейшим образом доказывая их условность), а то, что его привлекает обобщенная девочка от 9 до 14. «Лолита» начинается словами, которые можно считать художественной формулой любви, где плотское и духовное нераздельны: «Лолита, свет моей жизни, огонь моих чресл. отнюдь не в том, что его любовь противоречит общепринятым нормам морали, и не в том, что невозможен его брак с Лолитой. Это тело, лишенное им жизни, была их любовь, первый период их любви. Образ несчастного зверя, заключенного в клетке и осознающего, что он в ней заключен, — таков «начальный озноб вдохновения» (Н.;2.573), предварявший появление на свет Гумберта Г. Розанов, торжества разврата или разнузданности чувственности[6]. «Он …, — пишет Л. Заметим, однако, что любовь к Лолите в его душе побеждает тогда, когда уходит Эрос. [29] Соловьев В.С. Троицкого и др. Далее ссылки на это издание даны в тексте статьи. Бердяев, — не соединяется с любовью-жало­стью, то результаты ее бывают истребительные и мучительные. Его полуязыческий восторг перед Эросом и в высшей степени откровенные (по тем временам, конечно) размышления об интимнейших сторонах человеческой жизни произвели по-своему ошеломляющее впечатление. Соловье­ва «Смысл любви», в которых сформулировано неоплатоническое понимание «половой любви». В этом русские мыслители были вполне согласны с бунтарским нигилизмом Л. И вот одна из самых очевидных и трудно объяснимых странностей «Лолиты»: роман, в основе которого лежит исповедь педофила, посвящен жене! Бердяев, «Эрос побеждает пол»[34]. Розанов, Д. В Афродите общей находит свою реализацию животная природа человека и социально-нра­в­ственный закон его жизни, в то время как «третье высшее начало – духовное, мистическое и божественное»[9], утверждал Вл. Именно «в глубине брачного завитка»[22] сокрыта тайна человеческого бытия – первооснова счастья, равно как и истоки страдания, греха и трагедий. С.78-105. М., 1990. Толстого. В России начала ХХ в. Концы и начала. Метафизика пола и любви. Толстой. Тройственный образ совершенства // Мир и Эрос. С.32,35. О рабстве и свободе человека … С.312. Семья как религия. Но о какой, собственно, «клетке» идет речь? С.135. [18] Гершензон М. Бердяева и др.), воплотил сугубо русское понимание проблем любви. Нравственное онтологическое значение любви личностной в том, что только она способна преодолеть естественный эгоизм человека: «Любовь, как действительное упразднение эгоизма, есть действительное оправдание и спасение индивидуальности … Смысл человеческой любви вообще есть оправдание и спасение индивидуальности чрез жертву эгоизма … Чтобы настоящим образом подорвать эгоизм, — писал Вл. «Есть две разные проблемы – сексуальная и эротическая, пол и любовь, — подчеркивал Н. «Физическое соединение, поставленное на место» личностного и «лишенное таким образом своего человеческого смысла», есть «возвращение к смыслу животному», — писал Вл. Толстом: «Любовь не может быть только физической, ибо тогда она эгоистична, а эгоистичная любовь не созидает, а разрушает. Еще дальше шел Н. [9] Ibid. Набоков–художник осмелился заглянуть в глубинные, сокровенные и «стыдные» тайники жизни личности и осмыслить их не с точки зрения традиционной общественной морали или религиозных догматических установлений, но в категориях живой, человеческой нравственности. [35] Ibid. Этот синкретизм – одна из характерных особенностей русского Эроса»[2]. А убила в ней эту способность та физиологическая «любовь», какой она жила с Гумбертом Г. С.138. Т.12. Распалось изначальное естественное и безраздельное единство мужчины и женщины – они оказались разделенными. Любящий, в прозрении любви, постигает истинный внутренний целостный образ любимого, его божественный образ. [28] Ibid. В романе Набокова есть потрясающая сцена – воспоминание Гумберта Г. [6] Розанов В.В. Христианская философия брака // Русский Эрос, или Философия любви в России. Недаром эту «любовь» Набоков описывает в образной системе некрофилии: «То существо, которым я столь неистово насладился, — говорит Гумберт Г., — было не ею, а моим созданием, другой, воображаемой Лолитой – лишенной воли и самосознания — и даже всякой собственной жизни» (Н.;2.80). «Торжество пола» отнюдь не означает, как подчеркивал В. Мистико-трансцендентное преображение, «обожение» плоти, однако, невозможно в любви родовой — как физиологической, так и общественно узаконенной. С.26. [22] Розанов В.В. В посвящении жене писатель воплотил тот аксиологический ориентир истинной любви, с высоты которого он и осмыслил «феномен Гумберта Г.» — великого грешника с нежным сердцем (Н.;2.231). Розанов, — … сопровождалось странным последствием: что-то моментально произошло в поле и люди закрылись древесными листьями. Напротив, и Вл. М., 1996. до сих пор, кажется, не был проанализирован с точки зрения ключевого вопроса: какова концепция любви, воплощенная в нем? Перед нами художественная иллюстрация размышлений русских философов о губительности для человека Эроса физиологического, общего. Бердяев. Флоренский, — возможна к лицу, а вожделение — к вещи … В этом-то и заключается личная природа любви, без которой мы имели бы дело с вещным вожделением и безразличием в замене вожделенной вещи вещью ей равной»[30]. «Если любовь-Эрос, — писал Н. О рабстве и свободе человека … С.311. Произошло ли такое преображение-преодоление в романе Набокова? С.384. Собрание сочинений: В 22 т. С.55. После грехопадения для их воссоединения потребовался специальный, самостоятельный акт. Бердяев. А постигая, тем самым и утверждает его — в бытии и в бессмертии. сформировалась оригинальная концепция эротической любви. А заканчивается последней попыткой героя прорваться в бессмертие: «Говорю я … о спасении в искусстве. Гиппиус последовательно доказывали ущербность аскезы. [5] Бердяев Н.А. Толстым, который также в знаменитой сцене «падения» Анны описывал любовь физическую в образной системе некрофилии: Вронский продолжал целовать ее тело, как убийца в безумии продолжает терзать тело своей жертвы. [24] Розанов В.В. Розанов[4]. С.197-210. Бердяев, — не утверждает личности, а раздавливает ее. Но автор «Лолиты» и сам, в своей личной жизни, знал абсолютное счастье любви. Но, в отличие от творца «Крейцеровой сонаты», физиологическому пониманию любви и ритуально-обрядовому отношению к браку русские мыслители противопоставляли положительную концепцию личностной любви и христианское по духу понимание таинства брака, утверждая их как высшие экзистенциальные ценности человеческой жизни. И это — единственное бессмертие, которое мы можем с тобой разделить, моя Лолита» (Н.;2.376). если и наступает, то, во всяком случае, никак не решает его проблем.

Комментарии запрещены.