Устройство выйдет в конце собора, заявил советник Патриарха Константинопольского

Рeшeния будущeгo всeпрaвoслaвнoгo сoбoрa, кoтoрый сoстoится нa Критe в июнe, будут oбязaтeльными для всex пoмeстныx цeрквeй, включaя тe, кoтoрыe нe участвуют в этом мероприятии.

Об этом сказал в телефонном интервью американской католической сайте суть духовной советник Константинопольский Патриарх Варфоломей, архиепископ Иоанн Chryssavgis.

Услышав вопрос, будет Собор, протодиакон выразил удивление, заявив, что он не понимает как там может быть такой вопрос. Он вспомнил последний этап предсоборного процесса, который начался в 1992 году, когда Патриарх Варфоломей собрались руководители 14 Автокефальных православных церквей. Последний важный этап, напомнил протодиакон, состоялась встреча предстоятелей в январе 2016 года, которая утверждена основании документов собора.

На вопрос о смене «богословского или церковного статуса собора, в случае неучастия в одном или нескольких поместных церквей, архиепископ Константинопольский решительно: «нет».

«Если один или несколько церквей нет, или отказывается от участия, или не голосовать — все решения остаются в силе и являются обязательными для всех православных церквей. Большой собор — в верхней части доски или Синод каждой Церкви,… а то так и останется, даже при отсутствии одного или более церквей», — сказал Джон Chryssavgis.

«Конечно, если кто-то не делает, мы чувствуем вакуум, и он будет очень, очень жаль. Я думаю, что это скажется не только на соборе, но Церковь, кто принимает решение не участвовать в… Если муниципалитет решит не участвовать, я думаю, что это может привести к печальным размышлениям о том, что сами marginalisiert», — цитирует слова архидиакон портал «sedmica».

«Мы не должны забывать о цели собора, его цель-единство. Единство это цель, а не данность. Вот, что мы ищем. Он уже может присутствовать на уровне духовности, культа и таинств. Но чтобы сделать его видимым-это сложно, болезненно и медленно идет, но это требует времени. Блок приходит в конце собора, и не раньше. Это следствие, а не условие», — сказал представитель Константинопольского Патриархата. «Мы встречаем только потому, что мы отличаемся. Если нет разницы, почему мы должны идти?» — закрытый архидиакон.

Комментарии запрещены.